Крамник оценивает шансы Карякина

0
89

Петр Свидлер: «Что я наделал — выпустил Крамника!»

1 тур

Непомнящий и Томашевский совсем недавно сидели за соседними столиками на Шахматной олимпиаде в Баку, выступая за российскую команду. Но теперь им пришлось расположиться напротив друг друга. Ян белыми разыграл свою любимую шотландскую партию. Продолжилась дискуссия, затеянная еще в матче на первенство мира Каспаров – Карпов более чем 30-летней давности. Евгений допустил тяжелую ошибку на 12-м ходу и сразу оказался у разбитого корыты. Непомнящий почти не задумываясь превратил дебютный перевес в очко. Уже на 23-м ходу все было кончено – миниатюра!

Аронян и Гельфанд разыграли симметричный вариант английского начала, который чаще ведет к мирной гавани. Так и случилось: уже на седьмом ходу с доски исчезли ферзи, дальнейшая игра сопровождалась массовыми разменами. Ничья была зафиксирована повторением ходов.

Скучновато протекала и партия Мамедьяров – Ли Чао. Азербайджанский гроссмейстер немного давил в защите Грюнфельда, но в слоновом окончании все закончилось мирно.

Во встрече Гири — Ананд был разыгран спокойный ферзевый гамбит, некоторое дебютное давление белых не привело к большим завоеваниям.

Увлекательно протекала партия Свидлер — Крамник. В английском начале экс-чемпион мира получил удобную игру, но на 17-м ходу сыграл чересчур рискованно. Свидлер пожертвовал слона за три пешки и создал опасную атаку. Его победа не вызывала сомнений, но перед контролем Петр допустил серьезную неточность, и ситуация резко обострилась. В результате возник эндшпиль с необычным материалом: две ладьи и пять пешек у белых против ферзя, слона и трех пешек у черных. Силы оказались равны, и партия завершилась ничьей на 66-м ходу.

2 тур

В партии Свидлер – Непомнящий была разыграна защита Грюнфельда, любимая обоими гроссмейстерами. Ян по известным образцам пожертвовал пешку и доказал, что компенсация за нее вполне достаточная – быстрая ничья.

Быстро, на 23-м ходу вечным шахом закончилась партия Томашевский – Аронян. Евгений, единственный проигравший накануне, должен был прийти в себя, и поэтому в ферзевом гамбите не стремился к насыщенной игре.

Крамник в русской партии получил белыми микроскопический перевес против Ли Чао, долго пытался увеличить его, но китайский шахматист выдержал давление, и здесь ничья.

Но тур нельзя назвать скучным, две интересные партии все-таки закончились результативно. Гельфанд и Гири разыграли староиндийскую защиту. Аниш черными удачно перегруппировал свои силы, захватил инициативу в центре, а после цейтнотной ошибки Бориса завершил игру матовой атакой.

Блеснул в этот день и Ананд, встречаясь с Мамедьяровым. В испанской партии фигуры Шахрияра нацелились на королевский фланг белых, но Виши не побоялся допустить жертву коня, разрушившую пешечное прикрытие короля. Экс-чемпион мира точно оценил последствия, в эндшпиле наладил взаимодействие фигур и организовал нападение на неприятельские пешки. При помощи трех фигур белые сплели изящную матовую сеть для черного короля. 3 тур

Аронян и Свидлер вели теоретическую дискуссию в защите Грюнфельда. Жертвой пешки Левон добился позиции, в которой ослабленное положение короля черных держало их в постоянном напряжении. Однако в цейтноте соперника допустил размен ферзей, и черные вздохнули с облегчением — ничья

Ли Чао в защите Нимцовича при переходе в миттельшпиль действовал вяло, что позволило Ананду организовать стандартное нападение на пешку с4 и забрать ее. После этого китайский гроссмейстер заиграл энергично и вторжением ферзя в лагерь соперника добился перехода в благоприятный эндшпиль, попутно отыграв материал. Соперники пошли на повторение ходов.

Но тур оказался очень боевым. Остальные три партии закончились результативно. Крамник в английском начале второй раз в турнире применил «ежа». Непомнящий на 11-м ходу уклонился от партии экс-чемпиона со Свидлером и согласился на раннее упрощение игры. Казалось, что черные решили все проблемы, но после нескольких резких пешечных ходов их фигуры утратили взаимодействие, в то время как белый конь совершил переход в центр, а попытка согнать его привела к обострению ситуации, выгодному белым. После тяжелой ошибки Владимира на 36-м ходу Ян этюдным способом ликвидировал угрозы своему королю, и решающим фактором стала его проходная пешка.

В славянской защите Мамедьяров белыми переиграл Гельфанда. Яркая миниатюра, причем полотно было написано Шахрияром без единой помарки.

Третью победу одержал белыми Гири над Томашевским. В дебюте ферзевой пешки он получил незначительное преимущество, а затем в эндшпиле «конь против слона» в стиле Карлсена ход за ходом увеличивал его и в конце концов дожал противника.

4 тур

В таких дружеских, юбилейных турнирах результативность обычно невысокая, немало гроссмейстерских ничьих. Но нынешний Мемориал Таля, пожалуй, исключение из правил. В предыдущем туре три партии закончились победой одной из сторон, и следующий тур оказался таким же результативным. В партии двух давних соперников, экс-чемпионов мира Крамник – Ананд была разыграна спокойная итальянская партия. Белые по дебюту получили небольшое позиционное преимущество но, главнее, лишили черных какой-либо контригры. Крамник нагнетал, и в конце концов завершил игру разгромной атакой на неприятельского короля, как бы взял реванш за обидное поражение накануне.

На пресс-конференции после партии Крамнику задали единственный вопрос, но не о прошедшей игре, а о том, как он оценивает шансы Карякина в матче с Карлсеном.

«Шансы всегда есть, — ответил Крамник. — Особенно в матче из двенадцати партий. Двенадцать — это не шестнадцать и даже не четырнадцать, разница большая. Шестнадцать партий — это стратегический матч, где нужно переиграть соперника, а двенадцать — тактический, где переигрывать не обязательно. Многое зависит от стартового отрезка: если Сергей первым выиграет, то шансы, безусловно, есть — можно «зацепиться» и уйти в оборону. Хотя, я сам за то, чтобы играть больше двенадцати партий. Да, это тяжело, но раз уж играем…». По словам Крамника, Магнус очень силён, но непобедимых нет: «Как я и доказал в матче с Каспаровым. А я не думаю, что Карлсен сильнее того Каспарова, хотя, может, и не слабее…»

В очень плохой форме пребывает вице-чемпион мира Гельфанд, проигравший белыми очередную партию китайскому шахматисту Ли Чао. В защите Грюнфельда он пожертвовал в дебюте качество, но достаточной компенсации не получил. В дальнейшем даже пришлось отдать ферзя, но построить крепость не удалась. Три поражения победителя одного из прошлых Меморалов Таля – многовато.

Разыгрался Гири. В английском начале черными против Свидлера он не испытывал никаких трудностей, а потом к тому же забрал пешку. В эндшпиле голландец блеснул высокой техникой и заслуженно завоевал очко. У него как и у Гельфанда тоже одна ничья, но вместо трех нулей – три единицы, суперезультат!

Томашевский имел шансы поправить свои дела. Черными в славянской защите Мамедьяров стоял хорошо, потом стал действовать неудачно и в итоге вынужден был отдать две легкие фигуры за ладью. Евгений давил-давил, но все-таки завоевать первое очко не сумел – ничья.

Лишь одна партия протекала относительно спокойно. Аронян, встречаясь черными с лидером Непомнящим, в защите двух коней получил перспективную позицию, но в эндшпиле шансы уравнялись – тоже ничья.

Положение после четырех туров: 1. Гири — 3,5 очка из четырех; 2. Непомнящий – 3; 3. Ли Чао — 2,5; 4-7. Ананд, Аронян, Крамник, Мамедьяров – 2; 8. Свидлер — 1,5; 9. Томашевский – 1; 10. Гельфанд 0,5.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ