Александр Масляков: даже если мы плохо живём, шутить нужно всё равно хорошо

0
266

Александр Масляков

На съёмки юбилейного выпуска КВН пришёл президент Путин. Такое внимание власти мешает игре или помогает?

А. Назаров, Москва

— Сказать «мешает» — значит, выглядеть дураком как минимум, — признался «АиФ» Александр Масляков. — Не буду лукавить, это очень приятно. До последнего момента не всегда ясно, будет президент или нет. И мы готовимся (да простят меня высокие гости) не к чьему-то приходу, а к тому, чтобы собрать ребят, чтобы игра получилась. Ведь прежде всего у нас ответственность перед миллионами телезрителей. Но приход высшего руководителя государства придаёт особый нерв подготовке, особую ответственность. И раз приходят такие люди, значит, то, что мы делаем, вызывает интерес.

Как живём?

Владимир Полупанов, «АиФ»: Вы как-то специально готовитесь к приходу таких гостей? Пристальнее ли следите за тем, какие шутки в адрес главы государства подготовили кавээнщики?

Александр Масляков: Не скажу, что я особенно насторожен. Никакого специального табу не существует. Я считаю, что шутить можно о ком и чём угодно, главное, насколько это весело, уместно, доброжелательно и не оскорбительно. Мы ведь собираемся не для того, чтобы кого-то высмеять или бичевать. А чтобы, банально говоря, повеселиться и показать, что у нас среди молодёжи масса неглупых ребят, и что КВН — затея не пустая. Прошу прощения, что в эти юбилейные дни часто повторяю одно и то же, но я в этом убеждён: «Как живём, так и шутим».

— Александр Васильевич, а как мы живём?

— По-разному. И шутим по-разному. Но даже если кто-то считает, что мы плохо живём, шутить нужно всё равно хорошо. Чтобы было понятно: раз мы над этим шутим, значит, выход из всего этого есть. Это не полная безнадёга.

— Юрий Шевчук сказал мне, что в стране нынче нетворческая атмосфера. Согласны?

— Не хочу проводить никаких параллелей, но писатели, художники, режиссёры, музыканты творили всегда, как бы ни было плохо в стране. Шевчук тоже не остановил свою работу: он пишет песни, даёт концерты. Поэтому утверждение спорное.

— Но неужели у вас нет тревоги? Времена-то нынче непростые.

— За свои 75 я переживал разные времена. Сегодня, может быть, немножко тревожнее. Но нельзя жить, упёршись лбом и мозгами в эту тревожность. Солнце же светит? Уже очень хорошо! А были в жизни нашей страны периоды и более тревожные. Мне иногда задают вопросы: «Почему так мало политики в шутках кавээнщиков?» Или наоборот: «Что же вы всё только про политику?» Во время «перестройки» и в бурные 90-е было много политики в нашей жизни, поэтому и в КВН много шутили на политические темы. Кстати, часто кавээнщики предугадывают важные события в жизни страны, не отдавая себе в этом отчёта. Например, перед путчем в 90-е одна команда спела: «Чтобы перейти Садовое кольцо, садись на броневик». Через какое-то время Садовое кольцо действительно стало страшно переходить, по нему танки шли. А примерно год назад была хорошая шутка у команды из Армавира: «Хиллари, ты лезешь в политику?.. Простите, Хиллари, мы сделали всё, что могли. Но Трамп оторвался».

Кто был первым?

— А как вообще руководители страны относились к КВН?

— С какого руководителя начать? (улыбается). Во времена Брежнева (в 1971 — Ред.) КВН вообще закрыли на 15 лет. А в 1986, во время «перестройки», мы воспользовались возможностью и вернули игру на экран. Самая лучшая шутка тех времён: «Партия, дай порулить». Сегодня надо объяснять, почему эта шутка лучшая для того времени. Потому что в советские времена чуть ли не на каждом доме и заборе висели плакаты «Партия – наш рулевой». В этой шутке была определённая смелость. Несмотря на то, что шла «перестройка», и вроде всё уже было можно, в конце 80-х я всё равно ходил по кабинетам телевизионного начальства, где мне говорили: «Вот это домашнее задание оставьте, а вот это не надо». Михаил Сергеевич Горбачёв ни разу не приходил к нам. Когда мы с ним встретились на съёмках какой-то передачи лет 6-7 назад, я ему говорю: «Мы с вами ни разу до этого не встречались». И он мне: «Саша, да ты что, как же мы не встречались…». Да простит меня Михаил Сергеевич, это ощущение телезрителя. Первым на КВН пришёл, причём не в ранге президента, а в статусе опального политика, Борис Ельцин. После этого президент Ельцин ещё несколько раз был на играх. Его пригласили уральские ребята. Чем очень расстроили одного из тогдашних руководителей нашей молодёжной редакции ЦТ. Во время съёмок он выскакивал из зала, нервно курил и затем возвращался. Было непонятно, что с Ельциным будет дальше, но кавээнщикам уже тогда всё было ясно.

А Владимир Владимирович пришёл первый раз в конце 1999, когда был премьер-министром. Он пришёл и получил шутку. Голосом Ельцина одна из команд поинтересовалась: «Путин у вас? Пусть срочно берёт такси, приезжает в Кремль, ключи под ковриком». А через несколько дней перед Новым годом было объявлено, что Ельцин уходит, и его место занимает Путин.

После того как Михаил Галустян показал прекрасную пародию на Рамзана Кадырова, пользователи в сети стали выражать беспокойство: не будет ли мстить Кадыров Галустяну? Часто ли страдают кавээнщики за свои шутки? 

— Я всегда избегаю слова «пародия». Пародия может быть злая, а мы стараемся избегать злости и в общении, и в выступлениях. Так что это не пародия, а дружеский шарж. Рамзан Ахматович оказался человеком с чувством юмора. Мне надо спросить Мишу об этом, но сам . На уровне местных властей (губернаторов, мэров) были какие-то обиды, до меня доходила такая информация. Поэтому я всегда рекомендую ребятам: «Вы напрасно так шутите. Лучше придумайте форму не такую оскорбительную. Вам же возвращаться в свой город». Но приказов прекратить так шутить до меня ни разу не доходило.

— Пару месяцев назад ваш сосед и деловой партнёр Константин Райкин выступил с речью о появлении в стране цензуры и о том, что мы сами себя снова загоняем в клетку. У вас есть подобные ощущения?

— У меня нет таких ощущений. Но считаю, что не цензура, а редактура должна существовать. Константин Аркадьевич не то чтобы мой деловой партнёр. Он сейчас ремонтирует театр «Сатирикон». И попросил нас, поскольку ему удобно и близко, сдать ему в аренду помещение. Нам же надо как-то существовать в этом доме. Если в нём потечёт крыша, эту проблему мы должны будем решать сами. Мы тоже платим за аренду Театра Российской армии, причём значительно большие деньги, чем платит Константин Аркадьевич за аренду репетиционных залов и главной площадки Дома КВН.

Что такое счастье?

Кавээнщица Ольга Картункова в недавнем интервью сказала, что большая проблема КВН в том, что игра ушла из Юрмалы. Насколько я знаю, вы оттуда по собственной воле ушли.

— Я не знаю, может быть, Ольге Картунковой было сильно хорошо в Юрмале или она там что-то забыла. Но почему её не устраивает российская территория? Нас оттуда никто не выдавливал.

Мы ушли за компанию. Я люблю Юрмалу, в советские времена мы туда сына с женой возили почти каждый год, можно сказать, он у нас там рос. Там хорошо. Мы и сейчас с семьёй там часто бываем. Но я не могу поставить своё дело под угрозу. Вдруг завтра кому-то из членов жюри или какой-нибудь команде без объяснения причин не разрешат въезд в Латвию? У руководителей Калининградской области возникла идея переселить наш фестиваль «Голосящий Кивин» в Светлогороск, где долго строили концертный зал. Но после того как решение было принято, за год долгострой завершили. Да, это не открытая площадка. Но это шикарный концертный зал. Теперь в Светлогорске мы сталкиваемся с людьми, которые приезжают из Латвии специально на КВН. Даст бог, так и будет.

, которые вместо того чтобы «грызть гранит науки и учиться строить дороги, эти дороги высмеивают». То есть занимаются не своим делом. К тому же мало кто из них становится хорошим ведущим или актёром. Вы с этим согласны?   

— Для 90% игравших и играющих в эту игру КВН — всего лишь фрагмент их молодости. КВН — это самодеятельность. Когда команда стоит на сцене, каждый в ней тянет свою ноту: один ре, другой до и т. д. Мелодия получается. А когда какому-то телеканалу кажется, что некий кавээнщик стал звездой, его приглашают сольно в какой-то проект… Я включаю телевизор и слышу только одну ноту «до», то есть вижу ту же самую самодеятельность. Сольная карьера — это уже профессия, о ней надо серьёзно думать. Этому надо учиться.

А по поводу того, что они занимаются не своим делом… Я тоже учился сначала на инженера. И целый год и 6 дней работал инженером в проектном институте. Мой сын Саша закончил приличный вуз: МГИМО. Хорошо учился, защитился. Но он уже с 6 лет сидел в зале, болел и кричал: «МХТЭИ!» Константин Эрнст прав, когда говорит, что сегодня большая половина развлекательного телевидения создаётся ребятами, которые играли в КВН, авторами, которые писали шутки для кавээнщиков. Но каждый человек вправе сделать то, что он считает нужным, возможным: остановиться на самодеятельности или почувствовать себя актёром. Надо взвесить свои силы и понять, сможешь ли ты. Если да — тогда иди. А если у тебя за душой только игра в КВН, и ты, условно говоря, не прочитал ни одной серьёзной книжки, и главное, что ты помнишь — это сценарий выступления твоей команды, то идти в актёрскую или какую-либо другую профессию с этим багажом — глупость. Хотя повторяю: каждый имеет право на всё, что ему заблагорассудится.

— Как-то в программе «НТВшники» Максим Галкин «наехал» на вашего сына, назвав его человеком, который в жизни ничего не сделал, кроме того, что унаследовал вашу фамилию. Что это было?

— Это было уже давно. Но, во-первых, все мы носим фамилии своих родителей. Во-вторых, сын много чего успел за это время сделать на выбранном им самим поприще. А если вспоминать тот «наезд», то это похоже на банальное человеческое хамство. При колоссальном таланте Максима Галкина, мне кажется, что любовь к себе у него подчас несколько превалирует над здравым смыслом. Это беда не только Максима. Я бы на его месте не бросался на амбразуру всевозможных телевизионных передач. Это приятно, когда тебя везде зовут. Но если сосредоточиться на чём-то одном, эффект будет большим. Так мне кажется.

— У нас в этом номере «АиФ» известные люди отвечают на вопрос: что такое счастье? И вам я его адресую.

— Счастье — это прожить 75 лет так, как я их прожил. Универсальных рекомендаций я дать не могу. Но старик Мюнхгаузен был отчасти прав, говоря: «Чаще улыбайтесь, господа!»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here