Футбольная революция: зачем Инфантино сразу 48 команд на Чемпионате мира

0
137

В общем, революция, о которой так долго говорили футбольные большевики, вот-вот свершится. И почти через 10 лет, уверен, мы этому только порадуемся.

Во вторник, 10 января, нас ждёт, судя по всему, новая «революция сверху»: Совет ФИФА (Международной федерации футбола) готов принять решение, согласно которому на мужских чемпионатах мира будет играть по 48 сборных.

Мне лично эта идея нравится. Не бросайте сразу камни: сейчас объясню, почему.

Впрочем, моё мнение подождёт; сначала — про то, отчего президент ФИФА Джанни Инфантино, совсем недавно возглавивший эту организацию, расширение круга стран-участниц мундиалей поставил во главу угла.

Власть и деньги — именно они всё определяют. Да и часто ли в нашем мире бывает по-другому?

Чтобы получить власть в мировом футболе, Инфантино должен был обеспечить себе на выборах симпатию в первую очередь представителей Азии и Африки (примерно половина голосующих — оттуда).

А для этого что надо сделать? Верно: пообещать, что попасть на чемпионат мира теперь будет куда легче, чем при нынешних 32 командах, из которых лишь пять, например, африканские.

Ну а там, где живёт этот импозантный господин с отсутствием волос на голове, предвыборные обещания принято всё-таки выполнять (или даже перевыполнять: изначально он сулил расширение мундиаля до 40 сборных, а не до 48).

Что же касательно денег, то ни для кого не секрет, что мужской чемпионат мира — главный источник прибыли ФИФА, именно он приносит космические миллиарды, благодаря которым прекрасно существуют и сами чиновники, безусловно, но также и многочисленные детские-женские-юношеские турниры. А больше матчей — значит, и больше прибыли.

Критики возразят: но ведь уровень главного соревнования в мировом футболе упадёт, добавятся-то далеко не гранды, а с ним — и интерес спонсорский!

Категорически не согласен. Примерно те же аргументы звучали и при переходе мундиаля с 24 команд на 32, и при расширении европейских чемпионатов для начала с 8 сборных до 16, а потом и до нынешних 24…

Одним из открытий Евро-2016 стала, если кто забыл, венгерская дружина, которая при старой системе отбора ещё сто лет в финальную часть такого турнира пробивалась бы, да и исландцев, которым чуть ли не половина мира теперь объясняется в любви, мы там могли бы и не увидеть: разве эти жертвы стоят весьма абстрактного «уровня»?

Думаю, и на ЧМ-2026 (лишь с этого турнира планируется запустить «проект 48») нас вполне может восхитить, допустим, сборная Венесуэлы. Южной Америке-то планируется отдать на пару вакансий больше, чем сейчас, а значит, до 7 сборных оттуда мы на том мундиале ждём.

Или, например, китайцы, которые, несмотря на все вливаемые в футбол деньги, умудряются не вписываться в азиатскую квоту из пяти, а то и четырёх мест: исключение-2002 лишь подтверждает, как водится, правило.

Ну а главное — пора нам с вами принять простую мысль: сегодняшние чемпионаты мира или Европы — это уже не смотр лучших из лучших, как было раньше (да и то не всегда). Это — большой фестиваль и большой бизнес.

Что же до аргумента «ведущие футболисты и так устают, куда им лишние матчи», то и он легко бьётся: если 48 команд разбить на 16 групп по 3 команды, а далее играть с 116 финала на вылет, то финалисты проведут по те же 7 игр, что и сейчас.

Новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here