Красавицы спящие и троли без головы в Театре на Серпуховке

0
102


фото: Марина Райкина

«Спящая красавица» очень яркое зрелище — в этом я убеждаюсь ещё за кулисами. А там — парад костюмов: огромные шляпы с перьями у смешных женихов , многослойные платья придворных дам, белой пеной взбита одежда нянек королевского дитя. Ой, а что это что за чудище на меня надвигается? На меня надвигается нечто в серо-буро-малиновом и все ощетинившееся иглами. Трогаю — иглы на вид хоть и внушительные, но на деле мягкие.


фото: Марина Райкина

— Это у нас злой троль со своей тролихой, — комментирует  Тереза.Дурова, проходя по коридору. — злые силы, понимаешь: они здесь свою историю мутят.

Безобразные маски, короны, в богатых  каменьях, величественные головы  диких животных — чего здесь только нет.


фото: Марина Райкина

Но вот помреж предупреждает всех, что уже «третий звонок». А значит готовность всех служб номер 1. И представление начинается.

Из досье «МК»:

«Спящая красавица» — традиционная европейская сказка. Хрестоматийным считается вариант, который в 1697-ом году опубликовал Шарль Перро. Известна также редакция сказки братьев Гримм. Правда наиболее ранний известный вариант сюжета обнаруживается во французском  романе XIV века  «Персефорест». Непосредственной же предшественницей «Спящей красавицы» Перро считается  сказка Джамбаттисты Базиле «Солнце, Луна и Талия», опубликованная на 63 года  раньше сказки Перро — в 1634 году.  У Базиле придворные астрологи предсказывают королю, что его новорождённой дочери, принцессе Талии, грозит опасность от … льна. То, что к «Спящей красавице» обращаются все виды искусств, говорить просто излишне.

— Родилась у нас принцесса, исторический момент! — начинает хор нянек свою песнь, её подхватывает весь двор. И понеслась история, старая как мир, петая перепетая, станцованная перетанцованая  — про милую  принцессу, которая уколовшись (всего то) шипом (иголкой) какой то розы (веретена), уснула на сто лет. И только поцелуй  принца вернула её к жизни. И не надоела эта сказка? — думаю я. — Посвежее ничего нет?


фото: Марина Райкина

Но вот что поражает в театре Дуровой: совсем не детский подход к зрелищу. Здесь все по гамбургскому счёту: декорации, костюмы, музыка — только живой оркестр. На этот раз музыканты в костюмах черного бархата с золотой отделкой  расположились сразу и в яме,  и на двух балконах друг против друга на сцене. Поэтому ощущение, что «Спящая » купается в музыке стопроцентное. А саунд-дизайн тонко  расставляет точки и подчеркивает акценты разнообразными звуками. Даже у театрального дыма свой характерный звук, не имеющий ничего общего со звуком при прибытии поезда (а именно такое часто приходится слышать, когда на сцене пускают дымы). Звуки  таинственного леса, где  нечисть чинит препятствия принцу, шорох страниц книги  судьбы в руках добрых фей, шум дворцового бала  по случаю  16-летия  принцессы. Наконец работа  королевской кухни, где : «Все острое давно запрещено» — так распевают шустрые повара. Ведь именно в книге судьбы ещё с рождения принцессы все прописано — уколится ваша девочка, так что прячьте ножи с вилками и прочие острые предметы.


фото: Марина Райкина

Очень эффектны трюки: огонь в руках пажа —   красиво, а оторванная голова троля — жутко. Но поколение, растущее на компьютерных  войнах по правилам и без, и глазом не повела — тело и без головы побежало. Жутковато и появление злой феи со свитой летучих крылатых мышей — игра света и проекций. Алая роза, летящая из рук колдуньи, точно попадает в руки принцессы, такой хорошенькой, что сердце сжимается,  зная, что с ней непременно случится. И все в зале от мала до велика знают это, но, затаив дыхание,  следят за тем, что происходит на сцене, будто ждут  неожиданной развязки.


фото: Марина Райкина

Но в том то весь и фокус — Тереза Дурова со своей командой рассказывает просто сказку, сила которой а)  в чистоте жанра, и б) исполненного на высочайшем профессиональном уровне всеми — художниками, хореографами,  постановочной частью и, конечно же,  артистами. Глядя на их работу, понимаешь что такое  отличный  ансамбль. Вот и весь секрет, только не каждый им владеет.


фото: Марина Райкина

После спектакля говорим  с Терезой Дуровой.

— Тереза, скажи, спящая красавица, как персонаж — она вообще сегодня нужна? Не устарела? Может это ложный образ? 

— Он не ложный и сегодня особенно нужен. Люди должны понимать, что если сердце не любит, то душа спит. Ведь она — образ  спящей души: пока  нет любви ничего в твоей жизни толком не происходит. Об этом надо говорить — иносказательно, в форме сказки. Кому-то, может, не понравится наша трактовка старой сказки,  и он считает: раз красавица, значит пусть себе спит, пускай ждёт  принца. От неё же ничего не требуется — будь красивой и  спи. А кто-то придёт и все  за тебя сделает: полюбит, пылинки сдувать станет и все за тебя решать. Но для меня тут главное — спящая душа в отсутствии любви.


фото: Марина Райкина

— То есть сон как испытание?

— Да, потому что любви нет рядом. А для любви нужны двое.

— Все-таки основной ваш зритель — дети, которых приводят родители. Я не ставлю под сомнение необходимость разговора с детьми  о любви. Но в каких границах это должно происходить?

— В честных. Дети часто любят играть в дочки-матери, в маму с папой — а это все про любовь. Они любят кукол, родителей, а следующий этап — любовь не к себе, а  к кому-то — как отдача, как проявление себя в каких-то поступках. Ведь в нашем спектакле принц много поступков совершает. Конечно, с детьми нужно говорить о любви точно также, как их надо целовать. И чтобы они видели как мама целует папу, как папа целует маме руку и подаёт руку ей, выходя из машины или автобуса. Как должен вести себя мальчик по отношению к любой девочке — все это поле любви.

— Сказка стара как мир и существует множество её версий. Какую играете вы?

— Да, есть много  версий. Мы играем такой коллаж,  но не перевод — это наша фантазия на тему «Спящей красавицы», хотя основные сюжетные точки нами использованы. Но для меня в спектакле важно было вот ещё что: существует теория, что судьба предрешена и все написано в книге судьбы, согласно ей — все исполнится, как бы ты не трепыхался. А  мне больше хотелось поставить спектакль про то, что любую линию на руке можно нарисовать заново. Если у тебя хватит сил, воли и главное — ты понимаешь ради кого ты это делаешь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here